Медработниками не являлись, а вирус где угодно подхватили

В больницах и поликлиниках многие переболели ковидом — сантехники, плотники, лифтеры, уборщики, — никому из них никаких выплат не положено.

Мать четверых детей, санитарка Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) травматологии и ортопедии им. Вредена 42-летняя Мария Александрова в апреле заболела и провела на амбулаторном лечении две недели. Болезнь совпала по времени с карантином на работе: НМИЦ закрылся 9 апреля и взаперти оказалось более 800 человек, из них около 500 пациентов и свыше 300 сотрудников медучреждения. За 36 дней карантина они почти все переболели ковидом.

«Я не могла остаться в медцентре на все это время,рассказывает Александрова.Когда решили закрыть институт на карантин, я была на сутках. А дома меня ждали двое маленьких детей, которых мне не на кого оставить. Поэтому 8 апреля я ушла домой».

На дому Мария болела строго по правилам: обратилась в поликлинику, сдала анализы на ковид, получила положительный результат и эпидномер от Роспотребнадзора. Высидела карантин и вышла на работу. Принесла в институт все необходимые документы.

«О том, что есть выплаты для пострадавших от коронавируса, я узнала последней,говорит Мария.Но когда обратилась за компенсацией, услышала, что мне ничего не положено, так как с меня сняли совместительство. Я работала в НИМЦ санитаркой и уборщицей. Но в 2017 году должности санитарок в институте сократили, и мы все стали по документам уборщицами, хотя выполняли все те же функции, что и раньше. Но я же заразилась на работе, болела».

В конце октября Мария Александрова подала в Калининский районный суд иск к медучреждению с требованием признать ее пострадавшей от COVID-19.

Больше десяти лет назад с четырьмя детьми Мария переехала из Иркутской области в Петербург. С тех пор мать-одиночка где только не работала, чтобы кормить, одевать и учить детей. В институт Вредена она устроилась санитаркой в 2017 году, не имея медицинского образования. Спустя год закон изменили: чтобы сохранить работу, потребовался диплом, и Мария поступила в медицинский техникум.

«Я испугалась, что без образования смогу работать только уборщицей,объясняет многодетная мать.А мне никак нельзя было лишиться совместительства! Мы живем в квартире по договору социального найма, мне ее дали на том основании, что я официально трудоустроена и имею достаточные материальные возможности (зарплата — около 28 тысяч рублей в месяц. — Н. П.). Я не имею права просрочить ни один коммунальный платеж». 

В НМИЦ травматологии и ортопедии им. Вредена сообщили, что на должность санитарки после увольнения несколько месяцев назад Мария была вновь принята по совместительству только в августе.

«Александрова не имеет права на получение компенсационных выплат, поскольку на момент заболевания она не являлась медработником и не находилась в период карантина в институте. Мария ушла домой накануне и могла подхватить вирус где угодно,пояснила юрисконсульт медцентра им. Вредена Татьяна Епанешникова.У нас в центре многие переболели ковидом — сантехники, плотники, лифтеры, уборщики, — никому из них ничего не положено.

В Петербурге сто тысяч подобных сотрудников и миллионы по стране, и никто из них не вправе рассчитывать на «ковидные» деньги!

Правительство РФ четко определило, кто имеет право на стимулирующие выплаты: только медицинские работники. Мы бы всем заплатили, но правительство решило иначе».

19 ноября Мария направила жалобу в Генеральную прокуратуру РФ, та 25 ноября поручила разобраться в ситуации петербургской прокуратуре. С 7 по 12 декабря в НМИЦ проводилась проверка. Сейчас и руководство, и Мария ждут вердикта. Из-за ошибок, допущенных при подаче документов, иск Александровой в Калининском районном суде пока оставлен без движения.

Российская медицина на протяжении последних лет переживает оптимизацию, а в ходе нее один из приемов — формальный перевод младшего медперсонала на должности уборщиков служебных помещений. Фактически же работник продолжает выполнять те же трудовые обязанности. В аналогичной ситуации оказалась Мария Александрова: на протяжении трех лет ей несколько раз меняли статус, однако она по-прежнему продолжает выполнять функции санитарки. В трудовом договоре Марии перечислены все те же обязанности. А они однозначно подразумевают прямые и непосредственные контакты с пациентами.

***

Если Вы стали свидетелем какого-либо события, присылайте сообщения, фото и видео на электронную почту obozerskaya.online@yandex.ru. В наши группы ВКонтактеОдноклассникиFacebook, а также TwitterViber, Tumblr, WhatsApp и Telegram.

Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить: ОБОЗЕРСКАЯ ОНЛАЙН