Obozerskaya Online

ИР «Обозерская Онлайн»

Новости Публицистика Аналитика

MoneyMan [CPS] RU
16.04.2021

ОБОЗЕРСКАЯ ОНЛАЙН

News | Journalism | Analytics

Немцы, деньги и премьер

Фото: obozerskaya.com

На этом месте может быть ваша реклама! Телефон отдела рекламы: +7 952 259-64-82

Немцы, деньги и премьер. Как Михаил Мишустин заработал собственное миллиардное состояние.

Михаил Мишустин — один из самых «загадочных» чиновников в стране. Кресло премьера он занимает уже год, и за это время в стране были проведены масштабные реформы и кадровые перестановки. Правда, оставаться народным реформатором и при этом скрывать интересные факты из своей биографии ему сложнее с каждым днем: за год Мишустин успел оказаться в центре крупных скандалов, связанных с его зятем и земельными участками, оформленными на семью.

Действительно, за 10 лет до премьерского назначения семья Мишустиных сделала много крупных вложений, задекларировала 2,15 млрд руб. дохода и сотни квадратных метров элитной недвижимости. Согласно официальной версии, успех премьера заключается в правильных инвестициях в 2010-х. Но разобравшись в биографии новоиспеченного юбиляра, Readovka уверилась — самым успешным вложением в этой истории является он сам.

За спиной у выпускника Станкоинструментального института (МГТУ «Станкин») около 20 лет государственной службы с небольшим перерывом на феноменально успешную предпринимательскую деятельность. На протяжении всей своей карьеры Мишустин успел побывать в кресле заместителя министра по налогам и сборам, руководителя ФНС и Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами. За этот промежуток времени Мишустин окружил себя «нужными» людьми и связями.

Информации о детстве и юношестве Мишустина в открытых источниках практически нет. Первая отметка в официальной биографии — работа в Международном компьютерном клубе, созданном в конце 80-х.

Ноябрь 1989 года. Михаил Мишустин и начинающий предприниматель Левон Амдилян едут по Московскому шоссе. В салоне автомобиля друзья обсуждают идею первого советского международного компьютерного форума. Амдилян — выпускник экономического факультета МГУ. Оба парня работают в руководстве Международного компьютерного клуба — единственной организации в Советском союзе (пусть и подконтрольной КГБ), способной поставлять в союз иностранные компьютеры.

Клуб носил статус некоммерческой организации, которая должна была просвещать отечественные структуры и предприятия достижениями западной IT-мысли. Вкладывались бешеные деньги. В рамках работы клуба и родилась мысль о создании первого в истории Советского союза Международного компьютерного форума (МКФ), который финансировался за счет государства.

В будущем МКФ переедет из Москвы в Сочи и станет основным IT-форумом страны на долгие годы. Благодаря совместному делу у Мишустина и Амдиляна появится огромная база поставщиков и покупатели, готовые даже в «лихие 90-е» закупать иностранные компьютеры.

Вокруг МКК росли связанные с Мишустиным и Амдиляном компании, поэтому иностранные производители боялись заходить на турбулентный рынок. Желающих закупать за границей компьютеры и продавать их с тройной наценкой в России было много.

Ключевое знакомство Михаила Мишустина произошло в 90-х. Тогда будущий премьер знакомится с еще одним выходцем из Ленинграда — создателем инвестиционной компании UFG (Объединенная финансовая группа) Борисом Федоровым. Встреча прошла настолько успешно, что в 1998 году, после назначения последнего на должность главы Госналогслужбы, Михаил Мишустин внезапно завязывает с бизнесом и уходит в чиновники.

Федоров не проработал в своей должности и года. Чего не скажешь о его новоиспеченном друге Михаиле Мишустине, который пробыл в кресле заместителя главы налоговой службы вплоть до 2004-го. После Мишустин продолжит сотрудничество с выходцами из ленинградского клуба и уйдет на работу под руководством Германа Грефа.

Интересно, что уже в статусе замглавы Госналогслужбы влияния Михаила Мишустина хватало на получение земли на Рублевском шоссе, выведенной из собственности управления делами президента.

Так в 2001 году глава Одинцовского района Андрей Иванов бесплатно выделил целых 3 земельных участка на престижной Николиной горе. Один отошел главе налоговой Геннадию Букаеву. А еще два соседствующих общей площадью в 0,3 га — семье Мишустиных. Позже будущий премьер выкупит также дома своего коллеги по службе, и в личном пользовании семьи окажется сразу четыре элитных дома (109,111, 151а, 112А) на Рублевке.

Правда, в документах на земельные участки при странных обстоятельствах была допущена опечатка — из фамилий супругов пропала «с», и Мишустины превратились в «Мишутиных». Согласно некоторым данным, землю Мишустин с супругой купили в 2001 году на «скромные» доходы от деятельности «Международного компьютерного клуба».

После перехода Мишустина в «Роснедвижимость» с имуществом его семьи происходит целый ряд интересных преобразований. Вся недвижимость, ранее принадлежавшая чите Мишустиных, переписывается на других членов семьи: в списке появляется отец Владимир, мать Луиза, дети Мишустина и зять Александр Удодов.

А финансовые накопления семьи и вовсе оказываются в доверительном управлении UFG, принадлежавшей старому знакомому Михаила — Борису Федорову. Кстати, примерно в это же время Федоров и партнеры начинают интересоваться инвестициями в недвижимость.

После «нелегкой» службы на посту главы «Роснедвижимости», в ходе «большой ротации» 2008 года Михаил Мишустин уходит из политики. Согласно официальной версии — вслед за Германом Грефом, добившись всех поставленных перед ним целей. Но дела обстояли совсем иначе. По факту назревал большой коррупционный скандал.

Тогда же Генпрокуратура нашла множество нарушений в работе агентства по управлению особыми экономическими зонами. Выяснилось, что большая часть созданных государством зон осталась без инвесторов. А там, где они все-таки появлялись, прослеживались явные коррупционные следы. Так в Россию пришла дочка немецкого Deutsche Bank, которая выиграла конкурс на разработку планов строительства зон объектов туристско-рекреационных зон.

К моменту громкого выступления Генпрокуратуры Мишустин уже полгода возглавлял основное подразделение UFG (Объединенная финансовая группа). На новой работе экс-чиновник получил небывалые для рынка условия: 25% всех уже существующих фондов, находящихся в управлении у UFG, и столько же от всех будущих. В компании старого знакомого Федорова Мишустин будет курировать продажу части бизнеса UFG все тому же Deutsche Bank.

Компания UFG создана, по разным данным, в 1994 или же в 1996 годах. Основателями стали специализировавшийся на приватизации специалист Европейского банка реконструкции и развития американец Чарльз Райан и бывший министр финансов РФ Борис Федоров.

Познакомились специалисты в ЕБРР (Европейского банка реконструкции и развития) — с 1991 по 1992 годы Федоров был исполнительным директором от России во Всемирном банке и специализировался на проектах в Петербурге. Их же курировал и Райан — в 1992 году он консультировал правительство Санкт-Петербурга по вопросам приватизации и реструктуризации промышленного комплекса. Тогда же Райан познакомился и с Владимиром Путиным.

В 1994 году компаньоны запускают собственный инструмент финансирования — ЗАО «Объединенная финансовая группа». Спустя 2 года они же открывают еще одну компанию — ЗАО «ОФГ Инвест». Первая фирма специализировалась на инвестиционно-банковском секторе, вторая же занималась доверительным управлением активами, в том числе средствами государственного пенсионного фонда и НПФ, а также паевыми инвестиционными фондами.

Репутация компании была спорной. В 2001 и 2004 годах «ОФГ Инвест» обвиняли в довольно серьезных махинациях с акциями «Газпрома»: UFG помогала иностранцам обходить запрет на приобретение акций «национального достояния»: офшоры компании Бориса Федорова регистрировали в России фирмы-однодневки, которые и приобретали ценные бумаги.

При этом с 2000 года Борис Федоров — член Совета директоров «Газпрома», «Сбербанка», «Ингосстраха» и около десяти других компаний. По факту махинаций UFG в многочисленных «дочках» компании проводились обыски, возбуждалось дело, но в итоге развалилось.

В 2003-2005 годах инвестиционно-банковский кластер UFG (ЗАО «Объединенная финансовая группа») выкупает Deutsche Bank. Так на рынке появляется компания ЗАО «Дойче Секюритиз».

В 2008-2011 годах сделка между Deutsche Bank и UFG повторяется. Под контролем Михаила Мишустина немцы выкупают второе российское юрлицо Объединенной группы — управляющую компанию ЗАО «ОФГ Инвест». Так на российском рынке появляется компания Deutsche UFG Capital Management. Сумма сделки составила 65 млн. долларов.

При Мишустине UFG продала Deutsche Bank 40% управляющей компании ЗАО «ОФГ Инвест», в управлении которой находились паевые инвестиционные фонды, средства государственного и нескольких негосударственных пенсионных фондов. В результате образовалась совместная компания Deutsche UFG Capital Management. В 2011 году, уже после перехода Михаила Мишустина на пост Главы ФНС, немцы, по счастливой случайности, становятся владельцами всех 100% DUCM. Общая сумма сделки составила около 65 млн. рублей, однако практически вся сумма была выплачена еще в 2008-м году.

Спустя 2 года немецкий банк продаст ЗАО «ОФГ» всего за 5 млн долларов российской управляющей компании «Атон», а в 2015, после грандиозного скандала, связанного с выводом российского капитала за рубеж, и вовсе закроет инвестиционное подразделение в РФ.

В 2015 году Deutsche Bank становится героем скандала, связанного с отмыванием денег и махинациями на 10 млрд. долларов. Департамент финансовых служб Нью-Йорка проанализировал деятельность банка и обнаружил нелегальную схему вывода денег из России: приближенные к власти олигархи активно пользовались «зеркальными сделками».

Эту схему придумали в России еще в начале «нулевых». Банк или же инвестор продает российскому юрлицу определенное количество акций определенной компании за рубли. И практически сразу покупает такие же акции у другой фирмы за рубежом — за местную валюту. С первого взгляда данная сделка лишена смысла. Но если учесть, что и покупатель, и продавец — аффилированные компании, а банк продает и приобретает одни и те же акции, то бесполезная операция, превращается в околозаконную схему вывода средств из России. И их мгновенную легализацию на территории проведения крайней сделки.

Для реализации подобной сделки нужны только один или два банка, работающие в обеих странах, и лояльность со стороны надзорных органов страны-отправителя. Излишнее внимание к сделкам с участием российских олигархов со стороны США объясняется только напряжением международных отношений после 2014 года: среди участников «зеркальных сделок» присутствовали попавшие в санкционные списки Аркадий и Борис Ротенберги.

У UFG и Deutsche Bank, к 2010 году превратившихся в единую инвестиционную машину, были все условия для реализации схемы.

Сам банк назвал главным виновным трейдера и директора «Дойче Секьюритиз» Тимоти Уизвелла. Сам Уизвелл, стараясь через суд восстановиться на работе, указывал: о сделках знали как минимум 20 высокопоставленных сотрудников Deutsche Bank, а все контрагенты проверялись как российским, так и лондонским отделением банка.

В итоге, немецкому банку пришлось выплатить 425 млн. долларов штрафа в бюджет США. ЦБ оштрафовал дочку Deutsche Bank на 300 тыс. руб. в связи с нарушениями «внутренних правил». Правда, расследовать многомиллиардный вывод средств никто не стал, даже глава ФНС, в 2015 году закончивший получать средства от UFG и лично приложивший руку к созданию совместного бизнеса компании с Deutsche Bank.

На фоне сомнительных сделок и уголовного дела о выводе миллиардов через связанный с Мишустиным Deutsche Bank, семья премьера, начиная с 2013 года, задекларировала порядка 400 млн. рублей. Причем львиная доля этой суммы принадлежит жене Владлене, на которую переписана большая часть активов самого премьера.

До назначения на высокий пост чиновник преуспел в бизнесе и всячески сторонился политики. Но «большое» кресло все изменило. Поэтому можно сделать вывод, что бывший директор ФНС, возможно, являлся приемлемым временщиком на транзит власти. Правда, коронавирус изрядно подпортил планы.

На сегодняшний день Мишустин является человеком, который остается непоколебимым во взаимоотношениях с силовыми структурами. В сложившейся политической системе, со всеми предполагаемыми дворцами Путина и других олигархов, он оказался островком спокойствия. Поэтому становится очевидным, что на него возлагают большие надежды.

© ИР «Обозерская Онлайн»